Нефть, газ и фондовый рынок
Нефть, газ и фондовый рынок
ГлавнаяFAQПоискПользователиРегистрацияВойти и проверить личные сообщенияВход
Последние часы Deepwater Horizon

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Нефть, газ и фондовый рынок -> Нефть и нефтепродукты
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Харви
Представитель администрации


Зарегистрирован: 24.04.2005
Сообщения: 1979
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 20, 2011 14:56    Заголовок сообщения: Последние часы Deepwater Horizon Ответить с цитатой

Нашёл в интернете перевод интересной статьи об аварии на платформе Deepwater Horizon. Перевод выполнил специалист по буровым работам. Он же дополнил материал комментариями.

Невообразимой силы взрыв охватил буровую платформу Deepwater Horizon от ноca до кормы. Члены команды были сражены обломками, расшвыряны по комнатам, завалены дымящимися грудами железа. Некоторые были поглощены огнем, стремительно заполнившим все помещения буровой. Те, кто выжил – ошеломленные и разбитые, полуголые, мокрые от легко-воспламеняющегося газа – пытались добраться до спасательных шлюпок, сантиметр за сантиметром, в кромешной темноте.

Именно так все и происходило.

Взрыв породил огненный шторм, который охватил всю буровую вышку. Обжигающая жара расплавила палубу, на которой находились спасательные шлюпки. Члены команды, уверенные в том, что им предстоит быть заживо зажаренными, залезали в крытые шлюпки в поисках убежища, однако те были, словно заполненные дымом микроволновые печи.

Крепость духа этих людей заслуживает восхищения. Некоторые, прочитав молитву, прыгали в нефтяное море с высоты 18-ти метров. Ошеломленная молодая девушка, член команды, наконец выкрикнула то, что было у каждого на уме: «Мы все погибнем!»

Прошло восемь месяцев с тех пор, как на скважине Макондо произошел выброс нефти и газа, приведший к одной из самых страшных катастроф в истории США. Государственное расследование продолжается, миллионы долларов штрафов уже заплачены. При этом наибольшее внимание приковано к причинам произошедшего. Исследователи проанализировали конструкцию скважины, разработанную компанией BP, и операции по цементированию скважины, которые проводила компания Халлибуртон. Было выявлено немало проблем.

Но это была катастрофа с двумя отдельными частями: первая – это выброс газа, а вторая – разрушение буровой платформы. Вторая часть, которая унесла жизни одиннадцати человек и ранила десятки, пока что избежала пристального внимания, как будто это было неизбежным последствием выброса газа. Однако, это ни в коем случае не должно было стать неизбежным последствием!

Около 120 метров в длину, плавучая буровая установка Deepwater Horizon имела потрясающие, дублированные несколько раз системы защиты от самого мощного выброса нефти и газа. Она была оборудована таким образом, что позволяла отвести нефть и газ на безопасное расстояние от буровой. Она имела оборудование для быстрого закрытия скважины, и аварийного отсоединения от нее. Она имела системы предотвращения взрыва газа, и аварийные сигнализации, которые должны были моментально оповестить членов команды при появлении даже совсем небольшого количества газа на поверхности. Буровая бригада постоянно упражнялась в действиях при сигнале пожарной тревоги и при выбросе газа. Руководили бригадой опытные лидеры, которые несомненно заботились о безопасности.

На бумаге – эксперты и исследователи соглашаются – Deepwater Horizon должны была выдержать этот выброс газа.

Ниже расскажем историю, как и почему она не выдержала.

Рассказ основан на интервью с 21-им членом команды Deepwater Horizon, а так же на слушаниях по делу, и объяснительных записках практически всех 94-ех спасшихся. Их мнения, совместно с тысячами документов об обслуживании и работе буровой установки, позволяют, наконец, воссоздать цепочку событий, которые случились в последние часы платформы Deepwater Horizon.

Поразителен и странен такой факт: члены команды погибли и получили серьезные травмы потому, что ни одна из многоуровневых защитных систем платформы Deepwater Horizon не сработала в тот день. Некоторые были активированы, но не сработали. Некоторые были активированы слишком поздно, когда они практически наверняка уже были повреждены огнем и взрывом. Некоторые же не были активированы вовсе.

В критический момент в ту ночь, члены команды слишком долго сомневались, медлили, и не приняли необходимых решений. Связь не поддерживалась должным образом, признаки опасной ситуации были не замечены, а наиболее ответственные члены команды не смогли скоординировать правильные действия.

В результате, как следует из интервью и записей, платформа оказалась практически беспомощной. В течение долгих девяти минут, пока буровая вахта пыталась справиться с открытым фонтаном, и когда датчики газа наконец активировали сигнал тревоги на капитанском мостике, остальным членам команды не было дано никакого предупреждения об опасности. Для многих, первый знак беды пришел в форме взрывной волны…

Такая беспомощность имела два причины. Первая – люди не были готовы к наихудшей ситуации. Платформа Deepwater Horizon была, своего рода, как береговая охрана США – которая всегда тренируется для ураганов первой категории, но никогда не рассматривает шторм, который может произойти раз в сто лет. Члены буровой бригады, несмотря на то, что были экспертами в области решения традиционных проблем, связанных с бурением скважины, оказались не готовы к мощному выбросу нефти и газа, и последующим взрывам, пожару, и полной потере электроэнергии.

Они также слишком доверяли сложной многоуровневой системе защиты Deepwater Horizon, и процедурам, в которых объяснялось, когда эти системы должны быть активированы. Только одна аварийная система управлялась с помощью 30-ти кнопок!

Владелец платформы Deepwater Horizon, компания Transocean, самый крупный в мире оператор морских буровых установок, снабдил команду детальным руководством по действиям в случае признаков поступления нефти или газа в скважину при бурении. Однако, в этом руководстве, хотя и требовалось действовать в подобных случаях быстро, также была обозначена недопустимость чрезмерного реагирования. Фред Бартлит, ведущий консул президентской комиссии, расследующей эту трагедию, говорит, что руководство Transocean по действию при признаках выброса нефти или газа является «мечтой эксперта по безопасности», однако даже после прочтения его от корки до корки, он не смог ответить на вопрос: «Как узнать, что ситуация настолько плоха, что надо действовать быстро?».

Компания Transocean защищала команду Deepwater Horizon. В заявлении компании говорится: «Они действовали адекватно, на основе информации, которую имели в тот момент. Эта команда мирового класса – некоторые из них потеряли жизнь – боролась до конца, чтобы восстановить контроль над скважиной».

Однако, в результате, после того, как все многоуровневые системы безопасности отказали, многие жизни были спасены простым мужеством. На все территории буровой установки, в адских условиях, люди помогали друг другу найти путь к спасению.



00027ttz.jpg

 Размер файла:  29.32 KB
 Просмотрено:  11268 раз(а)



Последний раз редактировалось: Харви (Чт Окт 20, 2011 15:00), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Oil, gas and stock market
Специалист


Зарегистрирован: 31.05.2008


Сообщение Заголовок сообщения: Нефть, газ и фондовый рынок  


Не нравится видеть рекламу? Выход есть! Зарегистрируйтесь!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Харви
Представитель администрации


Зарегистрирован: 24.04.2005
Сообщения: 1979
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 20, 2011 14:58    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

20-ое апреля, утро

В 11 часов дня Калеб Холловэй, долговязый 28-летний помощник бурильщика [прим: помощник бурильщика (сокр. – помбур) – один из рядовых членов буровой бригады, преимущественно занятый работой на роторной площадке], направлялся на огромную главную палубу Deepwater Horizon. Вид оттуда всегда захватывал дух. Палуба размером с футбольное поле, в центре – огромная буровая вышка, и два крана по бокам. Под главной палубой было еще два уровня, в том числе жилой блок на 146 человек. Каждая комната имела свою ванную комнату и спутниковое телевидение. Также имелся тренажерный зал, сауна и кинотеатр. Уборка комнат, как и стирка вещей, производилась специальным персоналом. «Плавучий Хилтон» -- в шутку называли эту платформу буровики.

Перед тем, как устроится на работу на Deepwater Horizon, Холловэй работал на старой маленькой самоподъемной буровой установке в Мексиканском заливе. Но его новое место работы – установка последнего поколения с более чем 5000 наименований сложнейшего бурового оборудования – практически сияла. «Тут, на Deepwater Horizon, все просто великолепно» -- говорил Холловэй.

Холловэй и остальные члены буровой вахты, около дюжины человек, собрались вместе, чтобы обсудить предстоящий день со своими начальниками: Уиманом Вилером, буровым мастером [прим: буровой мастер – руководитель буровой бригады], и бурильщиком Дьюви Реветтом [прим: бурильщик – руководитель буровой вахты, человек, находящийся за пультом управления буровым оборудованием, то есть тот, кто непосредственно осуществляет бурение скважины]. Все они были сплоченной командой, работающей в относительно замкнутом пространстве по 12 часов в день, без выходных и праздников, в течение вахты продолжительностью 21 день. Они знали настроения и особенности друг друга. Так, все были в курсе, что бурильщик Реветт был фанатом джипов, а ассистент бурильщика Стив Кортис [прим: ассистент бурильщика – его первый помощник, подменяющий того за пультом на время обеда и прочих отлучек бурильщика] любил пошутить перед прилетом вертолета, делая общее оповещение по буровой, что через несколько минут приземлится индюк – причем получалось у него это настолько правдоподобно, что несложно было поверить в прилет настоящего индюка. Ребята дружили и за пределами работы, многие охотились или ловили рыбу вместе.

«Мы все были одной семьей» -- говорил Холловэй.

Это была семья, которая гордилась собой.

Бурение нефтяных и газовых скважин – конкурентный бизнес, при этом команда Deepwater Horizon была одной из лучших в индустрии. В 2010 году они пробурили самую глубокую нефтяную скважину в мире – 35055 футов.

Был у них и еще один повод гордиться – они понимали, что являются наиболее успешными «голубыми воротничками», где человек со школьным аттестатом мог зарабатывать 100 тысяч долларов в год. Deepwater Horizon для них была не просто работой – это было пропуском в жизнь, который иначе было бы никак не достичь.

Дуг Кроуфод из Миссисипи раньше безуспешно работал на птицефабрике. Патрик Морган, также из Миссисипи, увидел объявление о приеме на работу, когда его завод начал сокращение персонала. Шесть лет назад, Холловэй заливал бетонные фундаменты и гадал, будет ли у него когда-нибудь оплачиваемый отпуск. Сейчас у него с женой автомобиль Инфинити и просторный кирпичный дом.

Лео Лиднер, бывший учитель английского языка в университете, который обнаружил, что может зарабатывать гораздо больше, будучи инженером по буровым растворам на Deepwater Horizon, имел свой взгляд на этих парней: «Иногда, конечно, они довольно суровы. Но это очень толковая бригада».

В тот день, главной задачей было – покончить с «адской скважиной Макондо». Она бурилась с большими задержками практически с самого начала, и буровая платформа Deepwater Horizon была отправлена на скважину для того, чтобы поправить дела. Поначалу Deepwater Horizon бурила быстро, что было очень хорошей новостью для буровой бригады, чьи бонусы напрямую зависели от скорости бурения.

Но быстрое бурение – штука рискованная. Скважина встретилась с мощными и непредсказуемыми геологическими силами. Быстрое бурение в нефтегазовых пластах с высоким давлением, на глубине почти пять километров, может быть особенно опасным, тем более в нестабильных высокопроницаемых породах Мексиканского залива.

Как и следовало ожидать, наступили неприятности. Тяжелый буровой раствор начал уходить в трещины горных пород. Меньше бурового раствора в скважине – значит, меньше противодавление на пласты, из которых нефть и газ начали поступать в скважину. Эти нефтегазопроявления [прим: нефтегазопроявление – незапланированное поступление нефти и/или газа в скважину. Аварийное ситуацией не является, но требует принятия мер по вымыву нефтяной или газовой пачки из скважины] требовали от буровой бригады усилий по восстановлению контроля над скважиной. Особенно тяжелым выдалось 8 марта. В результате газопроявления, в скважине произошел прихват бурильной колонны, она застряла, оставив в скважине миллионы долларов. В течение девяти дней буровая бригада пыталась ликвидировать осложнение. На поверхность понемногу просачивался газ, небольшое количество, но от греха подальше даже прекратили приготовление пищи на открытом воздухе.

Чем быстрее будет закончена эта скважина, тем будет лучше для буровой бригады. Поэтому ребята взялись за дело. Холловэй работал на роторной площадке [прим: роторная площадка – находится на основании буровой вышки, на роторной площадки производятся операции, непосредственно связанные с бурением скважины] с Адамом Вейсом и Деном Барроном – новым членом буровой вахты. Через некоторое время, Холловэй услышал по рации бурильщика Реветта: «Джимми хочет видеть тебя в офисе».

Джимми Харрелл, 54 года, начал свою карьеру помбуром, в точности как Холловэй. Теперь, после 30-ти лет работы в Transocean, он был менеджером Deepwater Horizon. Бригада его уважала, его считали легким для общения, компетентным, и не бросающим слов на ветер. Холловэй обнаружил, что возле офиса толпится почти весь инженерный состав буровой, в том числе капитан Курт Кочта [прим: плавучая буровая установка зарегистрирована как корабль, поэтому на ней есть капитан], и старший буровой мастер Рэнди Изел.

«Ну что ж», -- начал Харрелл. «Закройте-ка дверь».

Харрелл вручил Холловэю коробку. Внутри были великолепные серебряные часы – награда за обнаруженный Холловэем изношенный болт на буровой вышке, когда проводилась ее инспекция. «Ты сделал отличную инспекцию вышки, дружок!» -- сказал Харрелл.

Это было вполне типичным для культуры промышленной безопасности на Deepwater Horizon, где перед каждой работой, неважно насколько она рутинна, работникам необходимо было составить план выполнения задания, и оценить возможные риски. Несмотря на продолжительные рабочие дни и тяжелые условия труда, несчастные случаи были исключительной редкостью. По этой причине два менеджера из BP и один из Transocean прилетели на буровую в этот день, чтобы поздравить команду с прекрасными достижениями по техники безопасности.

Но прибывшие ВИП’ы также хотели обсудить дальнейшие планы работы Deepwater Horizon. После окончания скважины Макондо, буровая должна была пройти ряд регламентных ремонтных работ, прежде чем начать еще два очень важных проекта для BP. Прибывшие менеджеры очень хотели сохранить установку в работе. Они постоянно спрашивали, когда скважина будет закончена – ведь бонусы менеджеров также зависели от снижения затрат и работы согласно графика.

Холловэй вернулся к работе, и вместе с остальными помбурами стал наводить порядок на роторной площадке. Они не стали заходить в кабину бурильщика. В последнее время там было слишком напряженно…

Холловэй мог точно сказать, когда представители компании BP [прим: представитель компании-оператора – по сути, главный человек на буровой, полностью и единолично отвечающий за инженерную часть строительства скважины, координирующий работу бурового подрядчика и сервисных компаний, и отвечающий за безопасность и поддержание контроля над скважиной] действовали бурильщику Реветту на нервы: он определенным образом чесал затылок в этом случае. Такое происходило довольно часто во время бурения скважины Макондо. Буровая установка Deepwater Horizon принадлежала компании Transocean, однако скважина принадлежала BP. Поэтому неудивительно, что буровики фактически чувствовали, как представители BP дышали им буквально в спину. «Это было очевидно» -- вспоминает Холловэй.

BP отрицает, что на команду Deepwater Horizon оказывалось давление, но планы по строительству скважины постоянно менялись, и часто это сокращало время, но увеличивало риск. «Озвучивались совершенно новые планы каждый день» -- отмечал Джейсон Андерсон, 35-летний буровой мастер.

Как бы то ни было, работа шла своим чередом. К вечеру 20 апреля оставался один, особо важный тест, перед тем, как в скважине можно было установить цементный мост, то есть ликвидировать ее, и убрать буровую установку с локации. Чтобы убедиться, что скважина герметична, тяжелый буровой раствор в скважине был частично заменен на воду гораздо меньшей плотности. После этого, по плану, скважина должна была быть закрыта на устье для того, чтобы посмотреть – будет ли увеличиваться давление на устье. Если так, то это означает, что скважина негерметична, и нефть с газом поступают в нее.

Фактически, они должны были, образно выражаясь, «дразнить» скважину на выброс нефти и газа. Проведение и интерпретация этого тест, который называется «тест на приток», требует довольно высокого профессионализма. В индустрии нет четких стандартов или государственных руководящих документов на этот счет. Инструкция по производству теста на приток была выслана на буровую инженерами BP, однако она содержала всего 24 слова…

Представителям BP и буровой бригаде предстояло домысливать детали, однако это не очень-то сработало. После проведения теста возникло сильное расхождение во мнениях насчет его результатов. Давление на устье увеличилось – а именно этого не должно было произойти – и буровой мастер Вилер был озадачен этим фактом. Представитель BP, однако, посчитал, что результаты теста нормальные. Другие представители инженерно-технического состава буровой, в том числе Андерсон, присоединились к дискуссии, и стали обсуждать, следует ли повторить тест.

К восьми вечера, после того, как тест все-таки был повторен, все согласились, что скважина стабильна. Всего через несколько часов 21-дневная вахта буровой бригады должна была закончиться. Работали необычно быстро. За семь лет работы на Deepwater Horizon Джозеф Кит никогда не видел столько одновременных операций во время окончания строительства скважины, и это его сильно взволновало. Его работой было осуществлять мониторинг все датчиков и приборов, которые определяют проникновение нефти и газа в скважину. Но все эти операции одновременно -- перекачивание бурового раствора на судно снабжения, очистка емкостей, ремонт бурового насоса – могли легко повлечь ложные показания приборов. Джозеф Кит никому не сказал о своих сомнениях насчет правильности показаний приборов, и вообще о его способности мониторинга скважины в тот момент. «Мне кажется, я не подумал об этом тогда» -- сказал он позже на официальном расследовании.

Холловэй и Вейс заполняли документы, когда бурильщик Реветт снова вызвал их по рации. Один помбур должен был спуститься в насосную. «Увидимся в 23:30, дружище» -- сказал Вейс, направляясь в насосную. Холловэй пошел в кабину бурильщика, чтобы оставить там документы.

К этому времени нефть и газ, по всей вероятности, уже начали поступать в скважину.

Расследователи полагают, что нефтегазопроявление началось приблизительно в 20:50. В процессе подготовки скважины к установке ликвидационного цементного моста, буровая бригада замещала тяжелый буровой раствор в скважине водой, снижая гидростатическое давление на нефтегазовые пласты. Расследователи также полагают, что последний тест на приток имел положительный результат, т.е. скважина Макондо была негерметичной. Они отмечали слишком поверхностные инструкции BP, а также выразили сомнения насчет того, достаточно ли квалифицирован был персонал Deepwater Horizon для того, чтобы интерпретировать результат теста. Кроме того, предполагается, что мониторы и датчики должны были позволить бурильщику распознать признаки притока газа в скважину в течение первых 20 минут.

Однако, Холловэй не заметил никакого беспокойства в кабине бурильщика. Были ли бурильщик Реветт и его ассистент отвлечены на что-то другое, или имела место простая беспечность, неизвестно…

«Вопрос в том, почему эти опытные люди на буровой заверили себя в том, что результат теста был удовлетворительным?» -- говорит Шон Гримсли, член президентской комиссии по расследованию этого случая. «Ведь никто на этой буровой не хотел умирать».

Изел, старший буровой мастер, находился в своем офисе на нижней палубе. Он не спал порядка 18-ти часов, но в 21:30 все же решил еще раз удостовериться у Андерсона, который сменил Вилера, что все в порядке. Изел и Андерсон родились в одном роддоме в Техасе, и хотя между ними была разница в 20 лет, Изел всегда говорил, что Андерсон ему как брат. Он знал, что Андерсон скажет ему прямо, есть ли по-прежнему разногласия по поводу результатов теста на скважине.

Андерсон заверил его, что все в порядке. «Можешь идти спокойно спать» -- сказал он.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Харви
Представитель администрации


Зарегистрирован: 24.04.2005
Сообщения: 1979
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 20, 2011 15:01    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Выброс

На данный момент, расследователи единодушны, сотни баррелей нефти и газа уже стремительно двигались вверх в скважине, набирая все большую и большую силу вследствие расширения газа.

В 21:38, согласно расшифровке записей датчиков, газ проник через пятиуровневый противовыбросовый превентор. Расположенный на морском дне, превентор являлся сложным механизмом, позволяющим буровикам закрыть скважину несколькими способами, преградив путь нефти и газу на поверхность. Но как только нефть с газом прошли через первентор, уже ничто не могло предотвратить их поступление в водоотделяющую колонну, и далее на поверхность, то есть непосредственно на буровую.

Холловэй и Баррон работали на главной палубе, когда Холловэй взглянул на роторную площадку. Он не поверил своим глазам. Буровой раствор фонтаном хлестал из скважины.

Пройдет еще девять минут, прежде чем произойдет первый взрыв. Девять драгоценных минут.

Буровая бригада была обучена действиям при возникновении открытого фонтана. Холловэй и остальные помбуры должны были реагировать первыми. Бурильщик, при проведении учебных тревог, кричал: «Выброс!», и засекал время реагирования бригады. Действия буровой вахты включали в себя установку специального запорного крана на бурильную трубу, чтобы взять под контроль воображаемый открытый фонтан.

Увидев настоящий нефтяной фонтан в первый раз, Холловэй понял, что на роторной площадке не было ни одного помбура, чтобы остановить его. Холловэй выругался, и побежал по ступенькам вверх на роторную площадку, прямо к открытому фонтану. Баррон рванул следом за ним. Буровой раствор водопадом лил с роторной площадки на главную палубу, в течение нескольких секунд водой и раствором также покрылась вся буровая вышка.

Взбежав вверх по лестнице, Холловэй и Баррон остановились. Чтобы попасть на роторную площадку, им нужно было открыть водонепроницаемую дверь. Они до сих пор не были точно уверены, что же происходит за этой дверью…

Холловэй дернул дверь. Все, что он смог увидеть, был буровой раствор, бывший во все стороны со страшной силой. Несмотря на это, он и Баррон ринулись сквозь этот бушующий поток бурового раствора.

На расстоянии шести метров от самого сердца открытого фонтана, его звук напоминал реактивный двигатель. Холловэй моментально промок насквозь, а его защитные очки полностью залило раствором. Вокруг с грохотом падали различные предметы. Холловэй крикнул Баррону, чтобы тот укрылся в мастерской чуть сзади.

Во время учебных тревог, приток нефти подразумевался только из бурильных труб. Однако сейчас скважина фонтанировала как из бурильных труб, так и из затрубного пространства. «Я никогда не думал, что настолько сильный открытый фонтан возможен в реальности» -- признался позже Холловэй.

Он решил было пробраться в кабину бурильщика, чтобы спросить, что делать, у своего начальника – бурильщика Реветта, однако отказался от этой затеи, из-за страха быть разорванным на части бушующим потоком раствора. Он вышел на связь с Реветтом по рации: «Дьюви! Что мне делать?». Ответа не последовало. Холловэй попробовал еще раз: «Дьюви! Дьюви! Скажи, что нужно сделать!?». И снова молчание в ответ.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Харви
Представитель администрации


Зарегистрирован: 24.04.2005
Сообщения: 1979
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 20, 2011 15:02    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Что-то не так»

Высоко над роторной площадкой, со своего рабочего места в кабине крана, Мика Джозеф Санделл видел открытый фонтан как на ладони.

Когда поток бурового раствора ненадолго стих, он подумал, что буровая бригада взяла ситуацию под контроль. Но затем фонтан забил с новой силой, и это было так громко, по его словам, как будто «у меня прямо под ухом разорвался шланг со сжатым воздухом».

Еще более страшным было то, что из трубы, похожей на большой душ наверху буровой вышки, вдруг пошел газ. На буровой установке было два варианта отведения газа при выбросе. Можно было открыть задвижку, и отвести поток газа от буровой на безопасное расстояние в море. Либо можно было направить его в газосепаратор. Сепаратор предназначен для обработки небольшого количества газа, чтобы не засорять акваторию вокруг буровой нефтью и газом. Буровая бригада очень редко отрабатывала вариант отведения потока газа в море, и даже руководство по действию в случае открытого фонтана компании Transocean давало противоречивые советы в этом случае. По сути, в руководстве было сказано, что оба метода могут быть применены.

Газ, который Санделл увидел выходящим из трубы на буровой вышке, означал, что буровики направили поток нефти и газа в сепаратор, который моментально оказался перегружен. Облако газа, распространяясь позади буровой вышки, представляло смертельную угрозу.

Шесть главных дизельных двигателей Deepwater Horizon, расположенных позади буровой вышки, имели воздухозаборники на верхней палубе. Если воздухозаборники начнут засасывать воздух с газом, то двигатели могут пойти вразнос, вплоть до их разрушения.

Дуг Браун, главный механик, работал с документами на пункте управления двигателями. Комната с пультом находилась как раз посередине дизельных двигателей. Трое из его механиков были с ним. Внезапно на компьютерном дисплее зажглись сигналы тревоги, что на территории буровой обнаружен газ. «Что-то не так» -- сказал Браун.

В радиорубке [прим: на морской буровой установке, как и на корабле, имеется радиорубка, или капитанский мостик, где находится морская команда – капитан и его помощники] команда была занята тем, что показывали ВИП-гостям впечатляющие возможности Deepwater Horizon. Офицер Андреа Флейтас вдруг почувствовала толчок. Курт Кучта, 34-летний капитан, тоже понял, что что-то не так. Слышался свистящий звук. На телекамерах они видели буровой раствор, вырывающийся из скважины и бьющий во все стороны.

Вдруг, детекторы газа на компьютере начали неистово моргать. Они показывали, что газ распространяется по все буровой, от роторной площадки до главной палубы. Загорелось столько сигналов тревоги, что было невозможно уследить, где именно обнаружен газ. Еще страшнее было то, что сигналы были красного цвета – а это означало, что уровень газа чрезвычайно высок!

Зазвонил телефон. Из кабины бурильщика доложили, что скважина вышла из-под контроля, и повесили трубку. Затем позвонили с пункта управления двигателями, спросив, что случилось. «У нас скважина вышла из-под контроля» -- ответила Андреа Флейтас. Она не сказала ни слова об открытом фонтане и о срабатывании детекторов газа.

Система обнаружения газа включала в себя десятки датчиков, расположенных на всей территории буровой. Когда один из датчиков обнаруживал газ, соответствующая тревожная лампа загоралась на компьютере – не только в радиорубке, но также и в двух других наиболее важных местах: в кабине бурильщика и на пульте управления двигателями. В теории, это означало, что в любом из этих трех мест можно было без промедления среагировать на первые признаки неприятностей.

Изначально система была настроена таким образом, что она активировалась автоматически, то есть при обнаружении газа включалась общая тревога для аварийного покидания буровой персоналом. Однако компания Transocean, после приобретения буровой Deepwater Horizon, переделала систему безопасности на ручное включение. Такое изменения было одобрено береговой охраной США, однако Майк Вильямс, техник по электронике, который обслуживал систему на Deepwater Horizon, признался во время расследования, что он неоднократно поднимал вопрос о рискованности такого подхода.

«Они не хотели будить людей в три часа ночи из-за ложного срабатывания сигнала тревоги» -- сказал он.

Мисс Флейтас, 23 года, была выпускницей морской школы 2008 года, и работала на Deepwater Horizon 18 месяцев. Это была ее первая ситуация, связанная с выходом скважины из-под контроля. Как она сказала на расследовании, она должна была немедленно активировать общий тревожный сигнал, если два или более датчика обнаружили газ. Она знала, что общее оповещение активируется вручную. Она также знала, насколько важно вывести персонал из закрытых помещений, заполненных газом.

Несмотря на то, что более двадцати датчиков моргали красным цветом на ее компьютере, мисс Флейтас медлила. Она не подала знак общей тревоги. Вместо этого, она начала нажимать кнопки, которые говорили системе, что радиорубка в курсе показаний датчиков.

«Мне было нелегко» -- призналась она на расследовании -- «Слишком много всего происходило».

Ее начальник, Енси Кеплингер, также находился в радиорубке. Датчики на компьютере, помимо моргания красным цветом, еще и издавали тревожные сигналы. Кеплингер пытался отключить звук, чтобы подумать о дальнейших действиях. «Я не думаю, что кто-либо из нас был обучен, как реагировать на столь большое количество тревожных сигналов, которые у нас сработали в ту ночь» -- сказал он на расследовании.

Флейстас и Кеплингер имели еще одно мощное оружие в руках – аварийное отключение всех систем. Они могли использовать это для отключения всех воздухозаборников и вентиляторов, чтобы остановить распространение газа. Кроме того, можно было аварийно отключить электрооборудование, чтобы уменьшить количество источников возгорания. Они могли даже отключить все главные двигатели!

Однако, ничего из этого сделано не было.

Адвокат мисс Флейтас заявил, что при такой большой концентрации газа взрыв был практически неминуем. «Я не думаю, что она могла что-либо сделать, чтобы изменить ситуацию» -- сказал он. Адвокат Кеплингера, в свою очередь, сказал, что команда в радиорубке оказалась лицом к лицу с «непреодолимыми сложностями».

Как и в случае с общей тревогой-оповещением, эффективность системы аварийного отключения зависела от человеческого фактора. Компания Transocean была предупреждена, что человеческий фактор – когда члены команды должны были действовать решительно и быстро в стрессовой ситуации – мог привести к снижению эффективности системы безопасности. В 2002 году, аудиторы по промышленной безопасности специально рекомендовали Transocean поменять эту систему, с тем чтобы «человеческий фактор не был столь критическим», однако представители Transocean все же настояли на том, что автоматическая система менее надежна.

Мисс Флейтас сказала на расследовании, что она не рассматривала возможность включения сигнала общей тревоги. По ее словам, она даже не была обучена ее использованию. «Я не знала процедуры использования системы общего оповещения» -- сказала она.


Последний раз редактировалось: Харви (Чт Окт 20, 2011 15:06), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Харви
Представитель администрации


Зарегистрирован: 24.04.2005
Сообщения: 1979
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 20, 2011 15:04    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Газовый туман

Большинство членов команды до сих пор не знали о развивающейся чрезвычайной ситуации. Они спали, или смотрели телевизор, или звонили домой, или сидели в Фэйсбуке.

А на роторной площадке, в мастерской, Холловэй обнаружил Баррона в панике. В принципе, они оба были в полном шоке от происходящего. «Я помню выражение его лица» -- сказал позже Холловэй. Он схватил телефонную трубку и хотел было снова позвонить в кабину бурильщика. И вдруг он замер. Он ощутил, как его обволакивает газовое облако.

«Я просто ощущал это, и чувствовал вкус газа. Запах был удушающий» -- сказал он позже.

Он посмотрел на Баррона, и впервые запаниковал. Он знал, что они были в одной искре от смерти.

«Даниэл, это газ!» -- крикнул он. «Бежим!». Он бросил телефонную трубку, и они рванули вниз по лестнице, на главную палубу.

Каюта Изела была уровнем ниже. После того, как Андерсон сказал ему идти спокойно спать, Изел позвонил жене. Затем включил телевизор. Примерно через 15 минут после разговора с Андерсоном, телефон снова зазвонил. Это был Кортис, ассистент бурильщика. «У нас тут проблемы» -- начал он -- «Скважина фонтанирует». Буровой раствор, как он объяснил, бил до самого верха вышки. Им ничего не было видно из кабины бурильщика. Проработав 33 года в бурении, Изел моментально понял – случилось то, чего он не хотел увидеть и в страшном сне.

«Вы закрыли скважину?» -- резко спросил он.

«Джейсон сейчас пытается закрыть ее» -- ответил Кортис. Вряд ли кто-то мог закрыть скважину лучше, чем Джейсон Андерсон, однако следующие слова Кортиса прозвучали как мольба: «Рэнди, нам нужна твоя помощь».

Рэнди Изел схватил свой рабочий комбинезон и носки. Его ботинки и каска были в офисе. В холле он наткнулся на Вимана Вилера и Бадди Трахана, одного из прибывших менеджеров Transocean, которые спустились из радиорубки. Они спросили Изела, что происходит. Спеша на буровую, тот ничего не ответил.

В кабине бурильщика поняли, что у них неприятности, лишь за несколько минут до выброса. Остановив насосы, замещающие буровой раствор в скважине на воду, Реветт и Андерсон стали обсуждать странные значения давлений на манометрах.

Когда произошел открытый фонтан, они среагировали быстро, попытавшись закрыть скважину с помощью наиболее мощного инструмента для этого – 400-тонного противовыбросового превентора. Закрыть скважину превентором можно было несколькими способами, самый серьезный из них – активация срезных плашек, которые отрезали бы бурильные трубы в скважине, и полностью закрыли бы ее. Срезные плашки активировались с помощью специальной красной кнопки в кабине бурильщика, однако в руководстве по управлению скважиной Transocean было сказано, что нажимать эту кнопку стоили «только в исключительных случаях». Судя по всему, красная кнопка так и не была нажата. Согласно расшифровкам датчиков, бурильщик попытался закрыть скважину двумя другими способами, но ни один из них не сработал.

Противовыбросовые превенторы в бурении сверхнадежны. Однако, компания Transocean заявила, что превентор, установленный на Deepwater Horizon, просто-напросто не был способен закрыть скважину при таком выбросе. Факты показывают, что превентор мог быть непригодным для использования из-за неправильного обслуживания. Расследователи обнаружили множество проблем: севшие батареи, испорченные соленоиды, протечки в гидравлических линиях управления – и все это было проигнорировано во время обслуживания. Кроме того, компанией Transocean ни разу не было проведено дорогостоящее 90-дневное обслуживание превентора – согласно рекомендации производителя превентора, такое обслуживание необходимо производить каждые 3-5 лет. То же самое сказано и в общих стандартах по бурению скважин, и в федеральных законах США. Консультанты BP и Transocean отметили, что инспекция превентора была просрочена. По мнению представителей Transocean, их внутренняя система обслуживания оборудования была вполне достаточной.

Пока буровая бригада отчаянно пыталась закрыть скважину и взять ее под контроль, Пол Эриксон – капитан 80-метрового судна снабжения «Дэймон Банкстон», которое было ошвартовано возле буровой, заметил, что сверху льется буровой раствор, и он уже заливал палубу судна. На палубу также падали мертвые чайки, убитые открытым фонтаном. Капитан судна вышел на связь с буровой, и ему тотчас было сказано отойти на безопасное расстояние.

На пульте управления двигателями, Дуг Браун и его люди услышали разговор между капитаном судна и радиорубкой по своей рации. На расстоянии вытянутой руки находилась у них кнопка аварийного отключения двигателей. Все, что им нужно было сделать, это приподнять защитный пластиковый колпак и надавить на кнопку, после чего все главные дизельные двигатели моментально остановились бы.

Однако, это не было настолько просто и очевидно. Несмотря на то, что они уже поняли, что скважины вышла из-под контроля, они предполагали, что это обычное газонефтепроявление, и что буровая бригада скоро справится с проблемой. Они ничего не знали о том, что в этот момент газ уже вовсю распространялся по буровой…

Был риск чрезмерного реагирования. Если бы они выключили все двигатели, то плавучая буровая установка Deepwater Horizon не могла бы больше удерживаться на локации над скважиной, и начала бы дрейфовать по течению. При этом было бы безвозвратно повреждено дорогостоящее буровой оборудование, и неизбежны были бы дальнейшие задержки в строительстве скважины. Браун признался на расследовании, что он не считал себя уполномоченным нажимать кнопку аварийного отключения двигателей. Обычной практикой в таком случае было ждать и действовать согласно инструкциям из радиорубки.

Но кроме двух коротких телефонных звонков, каждый продолжительностью всего несколько секунд, не было никакого обмена информацией между радиорубкой, кабиной бурильщика и пунктом управления двигателями. В результате люди на пункте управления двигателями не предприняли вообще ничего.

Стоунер, ассистент механика, видел все больше и больше мигающих сигналов на компьютере: кто-то активировал систему аварийного отключения электрооборудования и вентиляции на роторной площадке. Как известно, никто в радиорубке этого не сделал, значит, отключение произвели из кабины бурильщика. Но при этом не были отключены главные двигатели, а значит, угроза взрыва не была ликвидирована.

На тот момент работали два из шести дизельных двигателей буровой платформы, двигатели номер три и шесть. Из-за поступления газа в воздухозаборники, они начали ускоряться, выходя на критические режимы. Обычный гул двигателей превратился в вой. Еще одна система безопасности, так называемый «спасатель буровой», должна была автоматически отключить двигатели, если они вышли на запредельный режим. Однако вой все усиливался. «Он становился все сильнее и сильнее» -- вспоминал Браун.

В электротехнической мастерской Майк Уильямс по звуку определил, что обороты третьего двигателя слишком высоки. Он встал из-за стола, чтобы посмотреть, в чем дело. В тот же момент, на его компьютере один за одним начали загораться сигнальные лампочки.


Последний раз редактировалось: Харви (Чт Окт 20, 2011 15:06), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Харви
Представитель администрации


Зарегистрирован: 24.04.2005
Сообщения: 1979
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 20, 2011 15:05    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Взрыв и пожар

Холловэй и Баррон прыгали по рядам труб, стремясь попасть на лестницу, которая вела вниз от главной палубы. Свет на буровой потух, они были в полной темноте. «Держись рядом со мной, Даниэл!» -- крикнул Холловэй.

Они уже бежали вниз по ступеням, когда прогремел взрыв. Холловэй почувствовал сильную, пронзительную боль в ушах. Он схватился одной рукой за перила, а другой рукой сильно прижал к голове каску, как будто она могла укрыть его в этот момент.

Эпицентром первого взрыва стал двигатель номер три, полагают расследователи. Эпицентром второго взрыва был двигатель номер шесть. Под перекрестным огнем оказались пункт управления двигателями, где находился Браун и его люди, и электротехническая мастерская, где был Уильямс.

Уильямс смотрел на экран компьютера, когда все взорвалось. Дверь ударила его прямо в лоб. Истекая кровью, он схватил портативный фонарь, зажал его во рту, и пополз к выходу. Добравшись до следующей двери, он был отброшен назад вторым взрывом. Он снова пополз вперед. Оказавшись в пункте управления двигателями, он наткнулся на два лежащих тела, и понял, что они мертвы, так как они не реагировали (на самом деле, все четверо людей, находившихся на пункте управления двигателями, выжили, хотя и с тяжелыми травмами).

Уильямс смог добраться до спасательных шлюпок. Каркас двигателя номер три был полностью разрушен взрывом, однако спасательные шлюпки выглядели невредимыми. Они были рассчитаны на 73 человека, и Уильямс не собирался спасаться в одиночку. Вместо этого, он решил попытаться попасть в радиорубку и оказать помощь тем, кто был там.

На главной палубе, Карлос Рамос посмотрел вверх, где его шеф, Дэйл Баркин, сидел в кабине крана. Рамос хотел убедиться, что тот спасается. Однако вместо этого Баркин, который для многих на буровой был как отец, пытался положить стрелу крана на стойку, прежде чем покинуть кабину. «Несколько мгновений спустя, я увидел, как он выскочил из кабины крана и побежал вниз по винтовой лестнице, он был полностью охвачен огнем и дымом» -- сказал Рамос. От ударной волна второго взрыва огонь на Баркине потух, но его швырнуло вниз головой на главную палубу.

Джозеф Кит, бежавший к спасательным шлюпкам, споткнулся о тело Баркина. Тот лежал лицом вниз, в луже крови, и голова у него была разбита…

На другой стороне палубы, Санделл был отброшен в угол кабины крана вторым взрывом. «Все, что я помню – вся палуба взлетала на воздух» -- сказал он на расследовании. Огромный огненный шар, высотой сотни футов, поглотил буровую вышку и кабину крана, в которой находился Санделл. Он чувствовал, как нарастает жара. Обхватив голову руками, Санделл приготовился к смерти. «Нет, Господи, только не это» -- произнес он.


Последний раз редактировалось: Харви (Чт Окт 20, 2011 15:06), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Харви
Представитель администрации


Зарегистрирован: 24.04.2005
Сообщения: 1979
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 20, 2011 15:05    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В ловушке под палубой

Старший буровой мастер Изел успел войти в офис, чтобы одеть сапоги и каску, когда был отброшен не несколько метров назад, ударившись о переборку.

«После этого я слышал только мертвую тишину» -- вспоминает он.

Он дважды пытался подняться, и дважды падал. «Так, или ты встаешь» -- сказал он себе – «Или останешься тут лежать навечно».

Он сумел подняться на колени, но не понимал, куда двигаться к спасению. Он почувствовал поток воздуха и хотел двигаться в том же направлении, и вдруг понял, что это не воздух, а газ. Он продолжал ползти на четвереньках, капли газа уже падали с его лица. Рукой он наткнулся на чье-то тело, раздался стон. Это был Вилер, заваленный обломками.

«Ты в порядке?» -- спросил Изел. «Ни черта я не в порядке» -- ответил Вилер – «Помоги мне выкарабкаться из-под обломков». Дальше в холле, Изел увидел свет фонарика. Это был Стэн Карден, супервайзер по электрооборудованию, и Чад Мюррэй, главный электрик. Из обломков своей каюты показался менеджер буровой установки Харрелл. Во время взрыва он был в душе, и хотя успел одеть комбинезон, ноги у него были босы, а глаза и лицо залепило изоляционной ватой. От высокой концентрации газа было тяжело дышать.

Изел сказал Харреллу о Вилере. «Да-да, хорошо, пойдем вытащим его» -- ответил Харрелл, полностью дезориентированный и не видящий ничего. «Только мне надо найти ботинки».

Вдвоем они вытащили Вилера, но одна его нога была раздроблена, и он не мог двигаться. «Оставьте меня, спасайтесь!» -- крикнул Вилер. Изел и Харрелл не обратили на это внимания.

Немного поодаль, кто-то звал на помощь. Изел увидел ногу, торчащую из-под обломков. Это был Трахан, один из менеджеров Transocean. Он, как и Вилер, оказался на пути огненного шара, пронесшегося по коридору.

С трудом нашли носилки. Пока Карден и Мюррэй уносили Трахана, Изел остался с Вилером. «Я сказал ему, что не оставлю его одного, и сдержал слово» -- вспоминает Изел.

После взрывов, главный инженер Стив Бертон ринулся из своей каюты в радиорубку. Там он бросил взгляд на пульт управления, чтобы оценить обстановку на буровой. Ни один из двигателей не работал, а значит, не было электроэнергии и связи. Бертон взял портативную радиостанцию, но она тоже не работала. В это время, как Бертон позднее написал в своей объяснительной, капитан Кочта кричал офицеру Флейтас, что надо подавать сигнал СОС.

В радиорубку вошел Уильямс, его лицо было окровавленным. Он сообщил, что пункта управления двигателями больше не существует. «Что значит больше не существует?» -- переспросил его Бертон. Уильямс рассказал про взрывы, но капитан Кучта, похоже, не мог понять, о чем речь. «Он смотрел на меня непонимающим взглядом, как баран на новые ворота» -- признается Уильямс.

Адвокат капитана на расследовании заявил, что никто не может утверждать, что Кучта «сделал или не сделал что-либо, что повлекло чью-то травму или смерть».

Без электроэнергии не было никакой возможности справиться с огнем, да и вообще невозможно было взять ситуацию под контроль. Фактически, они были на мертвом корабле.

Только после взрывов, в радиорубке нажали наконец кнопку общей тревоги.

Прошло минимум две минуты с тех пор, как сработали первые детекторы газа. Согласно официального расследования и внутреннего расследования BP, прошло девять минут с тех пор как буровой раствор начало выбрасывать из скважины. Хотя в компании Transocean говорят, что прошло всего шесть минут.

Капитан сказал мисс Флейтас сделать общее оповещение по трансляции. Она посмотрела на своего шефа Кеплингера. «Она сказала, что не может этого сделать» -- вспоминает он – «Она выглядела очень нервной». Кеплингер схватил микрофон и объявил внутренней связи: «Пожар, пожар, пожар!».


Последний раз редактировалось: Харви (Чт Окт 20, 2011 15:07), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Харви
Представитель администрации


Зарегистрирован: 24.04.2005
Сообщения: 1979
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 20, 2011 15:06    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Шанс на спасение

В этот момент еще оставался шанс сохранить Deepwater Horizon на плаву. Крис Плизант первым понял это.

Плизант был одним из супервайзеров по противовыбросовым превенторам. Когда главную палубу охватило пламя, он побежал в радиорубку и единственной мыслью – нужно было отсоединить буровую платформу от превентора, таким образом отсоединив ее и от самой скважины. Это отсечет главный источник огня и даст Deepwater Horizon шанс на спасение.

Ему оставалось только нажать на кнопку аварийного отсоединения. Подобно пилоту истребителя, который нажимает на кнопку пуска ракеты, система даст сигнал превенторной установке на аварийное отсоединение, и буровая платформа больше не будет «привязана» к скважине. Одновременно должны были закрыться глухие плашки, что остановило бы нефть и газ, поступающий в воды Мексиканского залива.

«Я нажимаю кнопку аварийного отсоединения!» -- решительно сказал Плизант капитану.

Свидетели расходятся во мнениях, что произошло дальше. Но они единодушны в одном: при том, что буровая была в огне, без электроэнергии, и пострадавшая от двух взрывов, по-прежнему было некоторое нежелание использовать наиболее сильный инструмент для спасения буровой.

Согласно признанию Плизанта, капитан ответил ему: «Успокойся, и не нажимай кнопку аварийного отсоединения». Бертон, главный инженер, вспоминает, что кто-то сказал, что только менеджер буровой – Харрелл – может принять решение об аварийном отсоединении. Как раз в это время, Харрелл наконец добрался до радиорубки, хотя был практически слеп от изоляционной ваты, которая забила ему глаза. Мисс Флейтас вспоминает, что капитан спросил у Харрелла, можно ли нажать кнопку аварийного отсоединения, и тот ответил положительно.

Бертон полагал, что теперь буровая отсоединена от скважины. Пламя, поглотившее вышку, вскоре должно уменьшится. Если удастся запустить вспомогательные генераторы, размышлял он, то потом можно запустить и главные двигатели, чтобы попытаться активировать систему пожаротушения. Однако сложность была в том, что двигатели располагались в кормовой части, как раз за объятой пламенем вышкой. Кому-то предстояло пройти через огонь к двигателям.

Бертон сказал, что он пойдет туда сам. Уильямс и еще один человек, Пол Мэйнхарт, вызвались идти с ним. Втроем, они медленно пробирались по самому краю палубы, держась друг за друга. Когда наконец они добрались до генераторов, включить их не было возможности.

В это же время Дэвид Йонг, старший помощник капитана, обнаружил еще одну проблему. Йонг был начальником пожарной команды, которые тренировались во время учебных тревог каждое воскресенье. После взрывов, он, как и положено, прибежал в комнату с пожарным инвентарем, и стал ждать появления своей пожарной команды. Однако прибыл только один человек…

«Мы не были обучены бороться с огнем при выбросе газа» -- сказал позже член пожарной команды Мэтт Якобс, который после взрывов побежал сразу к спасательным шлюпкам.

Предвестником гибели Deepwater Horizon стала система аварийного отсоединения от скважины. Как и многие системы безопасности, в эту ночь аварийное отсоединение не сработало по неизвестной причине.

Буровая по-прежнему была привязанной к горящей скважине. Команде уже ничего не оставалось, как покинуть буровую, прежде чем смерть настигнет их.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Харви
Представитель администрации


Зарегистрирован: 24.04.2005
Сообщения: 1979
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 20, 2011 15:07    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Пора идти

Холловэй и Баррон бежали по главной палубе к спасательным шлюпкам на носу буровой. Там было две шлюпки, и каждый член команды был приписан к одной из них. Холловэй и еще пара человек забрались в шлюпку номер один, и стали ждать. Где же остальные? Почему нет других членов команды?

Грянул второй взрыв, и на секунду показалось, что шлюпки сейчас упадут в море. Холловэй вылез обратно на палубу. Дверь в жилой блок была выбита взрывом. Он ступил в темный коридор. Кинотеатр был справа, столовая – слева. Он бывал тут сотни раз, но сейчас ничего невозможно было узнать. Стены обрушились. С потолка свисали доски. В воздухе витали куски изоляционной ваты. Он пошел вглубь коридора, освещая путь фонариком. Он хотел найти людей. Внезапно на него из темноты ринулась толпа обезумевших людей. Кто-то был полуголым, или без обуви, или в одном ночном белье. Все вместе, они добрались до шлюпок.

Из всех аварийных процедур, на Deepwater Horizon эвакуация практиковалась больше всего. Но обычное течение вещей быстро нарушила паника. С заполненной людьми палубы возле спасательных шлюпок было хорошо видно, как буровая вышка сгорала в огромном костре. Якобс вспоминает: «Это было, как смотреть смерти в глаза».

Перед посадкой в шлюпку, необходимо было назвать свое имя руководителю спасательной операции. Однако многие просто прыгали в шлюпки. Кто-то крикнул, чтобы все вышли из шлюпок. «Естественно, никто не стал выходить» -- вспоминает один из участников.

Спасательная шлюпка номер два была спущена первой, без многих приписанных к ней пассажиров. Дарин Рупински, капитан шлюпки номер один, отказался уходить с пустыми местами в шлюпке, несмотря на уговоры людей. «Дайте мне сделать свою работу» -- говрил он.

Грег Мекке воевал в пехоте в Ираке, и знал, что такое паника. Огонь и взрывы, разрушающие Deepwater Horizon, были еще более страшными. «Я никогда не слышал подобных взрывов в Багдаде» -- сказал он в интервью. Он и его друг приняли решение прыгать в море.

Холловэй увидел своего друга Мэтта Хьюза ухватившимся за перила, и крикнул ему, чтобы тот не прыгал. Но Хьюз потерял равновесие и кувырком полетел в море. Холловэй перелез через перила и приготовился прыгнуть вслед на Хьюзом, если тот не покажется из-под воды. «Воды в заливе была очень спокойной» -- вспоминал он позже. Наконец, Хьюз показался на поверхности и начал отплывать от буровой.

Холловэй залез в шлюпку одним из последних. Вскоре он заметил Харрелла и еще нескольких человек, появившихся из жилого блока. Они несли раненого на доске. Раненым был Трахан, и он корчился от боли. Вся его спина была обгорелой, а на шее виднелась глубокая рана. Левая голень у него была сломана.

Доска, на которой его несли, не влезла в шлюпку. Трахана взяли на руки, перевязали и положили в шлюпку. Холловэй повернулся, чтобы помочь Харреллу. «Я ничего не вижу» -- сказал тот – «Что происходит?». «Джимми, это я, Калеб. Держись, сейчас пристегну тебя». Пристегнув ремнем Харрелла, Холловэй хотел было пристегнуться сам, но руки его не слушались. Перед тем, как потерять сознание, он успел услышать, как взрываются цистерны с жидким азотом на главной палубе. Жара была удушающей. Он посмотрел вокруг, пробормотал: «Где мои друзья?», и начал молиться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Харви
Представитель администрации


Зарегистрирован: 24.04.2005
Сообщения: 1979
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 20, 2011 15:09    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Десятеро не вернулись

Обе спасательные шлюпки были спущены на воду, однако по крайней мере десять человек все еще оставались на буровой.

Когда Бертон, Уильямс и Мэйнхарт вернулись в радиорубку после неудачно попытки запустить вспомогательные генераторы, капитан Кучта и его помощники – Флейтас и Кеплингер – были по-прежнему в радиорубке. «Ну все» -- сказал Бертон. «Нужно спасаться». Капитан также сказал, что необходимо уходить.

На палубе были Изел, Карден и Мюррэй, они оказывали помощь Вилеру, лежащему на тележке. Они пытались одеть на него спасательный жилет. «Моя нога» -- стонал Вилер.

Pешили спасаться на надувном плоту. Но это не сработало. Во время учебных тревог они не практиковались в надувании и спуске плота. И сейчас у них не получилось отсоединить плот от палубы, выровнять его, и спустить на воду.

Небольшие взрывы продолжали происходить вокруг них, в воздухе летали предметы, угрожая жизни. Жара теперь исходила и из-под палубы. «Я на полном серьезе думал, что мы там зажаримся» -- вспоминает Бертон.

В своей объяснительной записке Бертон утверждает, что капитан Кучта предложил отставить Вилера. Бертон оттолкнул капитана, закатил тележку с Вилером в плот, и залез туда сам.

Адвокат капитана опроверг заявление Бертона, сказав, что капитан Кучта «действовал героически и со знанием дела».

Спасательный плот, наконец, начал спускаться на воду. Однако он не был заполнен полностью, и несколько людей все же оставались на палубе. Пока плот спускался, он сильно кренился и болтался во все стороны, в результате чего Вилер вывалился из своей тележки. Мисс Флейтас вспоминала, что это было похоже на свободное падение. А когда наконец плот достиг воды, ее выбросило в море. Оставшиеся на плоту оказались прямо под горящей буровой, которая вот-вот затонет, и они не могли найти весла.

Бертон прыгнул в воду и попытался оттащить плот. Его примеру последовали другие. Вдруг, из клубов дыма сверху, кто-то плюхнулся в воду. Это был капитан Кучта, он чуть было не приземлился прямо на голову Бертону. Еще один человек прыгнул в воду, это был Кеплингер. Бертон взглянул наверх и увидел, как Уильямс разбежался и прыгнул вниз с самого края вертолетной площадки.

Как они не старались, оттащить плот от буровой не получалось. Оказалось, он был по-прежнему привязан веревкой. Быстрее всех сориентировался капитан Кучта – он доплыл до спасательного катера, спущенного с судна снабжения, взял там нож, и, вернувшись, освободил плот.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Харви
Представитель администрации


Зарегистрирован: 24.04.2005
Сообщения: 1979
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 20, 2011 15:09    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

На судне снабжения

Казалось, это заняло целую вечность, добраться на шлюпках до судна снабжения «Дэймон Банкстон». Когда первая шлюпка наконец причалила, Холловэй вскарабкался по лестнице на палубу корабля. Он занялся тем, что распределял получивших травмы людей для оказания первой помощи. Не переставая, он искал глазами его друзей из буровой вахты. Он спрашивал всех, ни видел ли кто членов вахты. Никто не мог ответить.

Наконец, он пошел записаться в список присутствующих. На большом листе всех членов команды Deepwater Horizon имена тех, кто записался, были выделены маркером. Холловэй пробежался глазами по списку. Из буровой вахты записались только два человека – он и Баррон.

Холловэй мгновенно похолодел. Одиннадцать человек не было с ними: Дэйл Баркин, Дьюви Реветт, Стив Кортис, Джейсон Андерсон и Адам Вейс. Все они, кроме Баркина, находились на роторной площадке в момент взрыва.

Причалил спасательный плот, и Вилера торопливо отнесли в безопасное место. Казалось, он сейчас упадет в обморок от боли, однако он успел задать вопрос Холловэю: «Кто из наших спасся?». Тот не ответил. «У меня не хватило храбрости сказать ему» -- вспоминает он.

Прибыла береговая охрана, и тяжело раненые были транспортированы на берег вертолетом. Холловэй нашел укромное место на корабле, где он не мог видеть горящей буровой, и заплакал, вспоминая товарищей.

На палубе члены команды собрались в группы. Наклонившись и погружаясь в воду, буровая шипела и гудела. Многотонная вышка рухнула. Некоторые из членов команды позже отмечали, что это было, как будто видеть свой дом сгорающим.

Они пытались выяснить друг у друга, что же произошло. Казалось чудом, что так много людей смогли спастись, но почему же все системы безопасности на буровой не сработали? Что видела буровая вахта?

Они повернулись к вышедшему на палубу Холловэю. Больше спросить было не у кого.

Менеджер буровой установки, Харрелл, стоял вместе с командой на палубе. Он выглядел так, как будто сам нес всю ответственность за случившееся несчастье. Некоторым казалось, что у него сейчас случится инфаркт. Люди поддерживали его по очереди, кто как мог.

«Я не знаю, что произошло» -- сказал он Холловэю. «Я тоже не знаю, Джимми» -- ответил тот.

Следующее утро было светлым и безоблачным. Deepwater Horizon ярко горела на горизонте. Команда собралась на палубе, и образовала круг, стоя плечом к плечу. Менеджер BP объявил, что корабль отправляется в порт Фурчон. Один из членов команды высказался: «Мы должны сказать что-то о тех, кто остался там». После минуты молчания все прочитали молитву, и корабль отправился в порт.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Нефть, газ и фондовый рынок -> Нефть и нефтепродукты Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти: